Skip to content
You are here: Главная arrow Статьи arrow ГОМЕОПАТИЯ - САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ЛЕЧЕНИЯ
ГОМЕОПАТИЯ - САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ЛЕЧЕНИЯ Печать E-mail
Автор Ковалев С.А.   

ГОМЕОПАТИЯ - САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ЛЕЧЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ.

 

              Основоположником  гомеопатического  метода лечения по праву считается  немецкий врач и химик Христиан Самуэль Ганеман,  хотя еще Гиппократ (460-375 гг. до н.э.) выдвигал два принципа лечения пациентов: подобное лечится подобным и противоположное - противоположным. Принцип подобия явился предвидением целого направления в медицине,  включая иммунизацию и вакцинотерапию.

 

               Все представители естественного метода лечения от Гиппократа до Ганемана едины в том,  что к знакам, которые  подает Природа,  т.е. симптомам болезни,  надо прислушиваться с величайшим вниманием,  тщательно изучать,  правильно понимать и руководствоваться их указаниями.    Снимая симптомы  болезни с помощью общепринятых препаратов,  врачи противодействуют защитным силам организма,  что нередко  способствует  переходу острого заболевания в хроническое.  При этом появляются новые симптомы болезни,   вызванные  действием самого лекарства,  что в настоящее  время  обозначают термином «побочное действие лекарств».  Все это может  затруднить полное излечение пациента.   В то же  время,  воздействуя на совокупность симптомов подобно действующим средствам,  иногда после кратковременного обострения  можно добиться  нормализации функций организма,  за счет стимуляции защитно-приспособительных механизмов. (4)

 

            Цель данной работы - познакомить с философскими идеями наших современников - вдумчивых врачей-гомеопатов, последователей выдающейся личности – Христиана Самуэля Ганемана (1755-1843), создателя гомеопатического метода лечения, который успешно применяется более 200 лет.  Научно объяснен механизм действия и доказана высокая эффективность этого метода. Гомеопатия привлекает все больше и больше сторонников среди врачей и пациентов своей безопасностью, экологичностью, экономичностью и человеческим, а не механистическим подходом.  В начале реферата  будут приведены  выдержки из лекций о гомеопатии ныне здравствующей Татьяны Демьяновны Поповой- самой известной в России врача-гомеопата, дочери Демьяна Попова - основателя т.н. «Киевской школы». Благодаря Татьяне Демьяновне   была сохранена гомеопатия как метод в советские времена и благодаря ее личности, встречам с ней и ее книгам большинство врачей-гомеопатов считают ее своим учителем. 

1. Гомеопатический метод лечения как интуитивный подход во врачебной практике.

«Как каждому мастеру необходимо знать свои рабочие инструменты, для того, чтобы хорошо работать, точно также врач должен быть знаком с орудиями своего ремесла, именно с лекарствами, если он хочет производить хорошую работу, т.е. легко, быстро и основательно лечить."

Гомеопатическое лекарствоведение. А. Фон-Фелленберг-Циглер.

 

            Под прогрессом мы всегда подразумеваем нечто передовое, несущее улучшение жизни, новые открытия, новые свершения, новые возможности, новое понимание. Все это так. Однако это лишь одна сторона медали, хорошая ее сторона. Но обязательно бывает и другая - с тем или иным достижением, открытием, особенно если есть стремление как можно скорее использовать его в практике, мы параллельно рискуем из той же бутылки выпустить коварного джинна, характер поведения которого не сразу становится очевидным.

 

            Никому в голову не придет отрицать достижения современной науки, в частности, медицинской. Раскрытие секретов метаболизма, совершенствование инструментальных методов обследования, расширение фармацевтического арсенала значительно сузило круг  болезней, перед которыми врач был бессилен, коренным образом изменило прогнозирование, увеличило среднюю продолжительность человеческой жизни.

 

            Но наряду с успехами появились и новые трудности, встали новые проблемы. Для терапии - это новые осложнения, в том числе  лекарственная болезнь, разнообразные аллергозы, включение медикаментов в обмен веществ, ведущие к новым формам лекарственно зависимых патологий, нежелательное влияние на генетический код. Несоответствие скоростей и направленности эволюционных процессов в макро- и микромире вынуждает умножать количество бактериостатических и бактерицидных препаратов. Надо сказать, что многие осложнения терапии, особенно аллергозы, нарастают как снежный ком. Лекарственный шок, кандидозы, болезнь Лайелла, коллагенозы - достаточно грозные осложнения современной терапии.

 

            В связи с этим естественно повышение интереса как со стороны врачей, так и со стороны пациентов к иным видам лечения - иглоукалыванию, фитотерапии, гомеопатии, китайской и тибетской медицине, мануальной и биоэнергетической терапии.

 

            Пациенты бегут от «химии» и, не разбираясь в сути вещей, часто, не имея возможности узнать что-либо об иных методах лечения от своего лечащего врача, попадают в руки неграмотных, недобросовестных людей. Ознакомление врача с различными методами лечения расширит его кругозор, укрепит его авторитет у пациентов, а возможно, и приведет к извлечению рационального зерна для практической деятельности, особенно в случаях с больными, страдающими лекарственной непереносимостью.

 

            Гомеопатия не является одним из видов народной медицины как, например, фитотерапия, с которой гомеопатию путают чаще всего. Хотя в гомеопатическом арсенале также существуют медикаменты, приготовленные из трав. Гомеопатия является частью научной медицины, как и аллопатия. Гомеопатия - это вид терапии, имеющий свои принципы. Что же касается методов обследования больного, стремления уловить логику течения патологического процесса и его причины, то в этом гомеопатия от аллопатии ничем не отличается. Она отличается методом поиска лечебного средства и дозами.

 

            Слово гомеопатия в дословном переводе обозначает «подобная болезнь», оно происходит от греческих слов «гомео»-подобный и «патос»-болезнь.

 

            Возник этот метод лечения около 200 лет назад в Германии. Его основоположник - немецкий врач Христиан Самуэль Ганеман был выдающейся личностью. Он отличался большим природным умом и любознательностью, трудолюбием, недюжинными способностями.

 

Медицинское образование Ганеман получил в Лейпцигском университете (1779). Кроме медицины Ганеман серьезно изучал химию. и в 1791 году, в 35 лет за работы в этой области был  избран членом Академии наук в Майнце. Его «Аптекарский словарь» стал общепризнанным учебником того времени. Ганемана выбрали для осуществления стандартизации Германской фармакопеи.

 

Вскоре после завершения медицинского образования  Ганеман женился, у него родились дети. Имея семью и надежную репутацию в химии и медицине, он тем не менее продолжал испытывать неудовлетворенность. К большому огорчению коллеги друзей,  он оставил медицинскую практику. Объясняя свой поступок,  он так писал одному из друзей: «Для меня было мукой блуждать во тьме при лечении больного, назначая лекарство в соответствии мс той или иной гипотезой, лекарство,  попавшее в фармакологию в связи с чьим-то произвольным суждением.   Вскоре после женитьбы я оставил медицинскую практику,  так как не мог больше подвергать больных риску нанесения вреда.  Поэтому я и обратился исключительно к химии и писательской деятельности.» Убеждения Ганемана не поколебались и после того,  как его любимые дети заболели. Он писал одному из друзей: «Мои сомнения удвоились,  когда я обнаружил, что не могу дать детям никакого постоянного облегчения.»

 

Основательно зная 8 языков, Ганеман продолжал заниматься переводами, доставляя семье весьма скудный  источник пропитания.  Врачебной практикой он мог бы обеспечить семье безбедное существование,  но предпочел бедность необходимости принять систему,  ошибки и неопределенность которой вызывала у него отвращение.

 

            В 1790 году Ганеман переводил лекарствоведение эдинбургского профессора В. Куллена  («Материа Медика»). В разделе о хине его поразили противоречия в описании ее лечебного влияния и, будучи по характеру экспериментатором, он решил на себе проверить ее воздействие на организм. Он принял хину в терапевтической дозе и наблюдал за ее действием. К его удивлению симптомы, которые он отметил, совпали с симптомами малярии, которой он до этого сам болел. Это сходство особенно поразило его, так как хина была тогда основным действенным препаратом  против малярии. Значит хина, лечащая перемежающую лихорадку, сама способна вызвать ее. Среди средств, используемых в качестве лечебных, нашлось немало, имеющих такое же совпадение симптоматики. Так, дурман и белена вызывали судороги, и в то же время лечили их. Это сходство симптоматики навело Ганемана на мысль об эксперименте с другими лекарственными веществами.

 

            Наблюдения над действием многих лекарств привели его к убеждению, что все испробованные вещества имеют одновременно и токсические и лечебные свойства, и что между ними существует закономерная связь: вещество, способное вызвать определенные нарушения в здоровом организме, может лечить и аналогичные нарушения в больном. Это означало, что можно попытаться лечить естественные болезни теми средствами, которые у здоровых лиц вызывают сходную объективную симптоматику.

 

            Сначала Ганеман пробовал пользоваться случайными  данными токсикологии, но потом понял, что для стройной системы лечения необходимы специальные эксперименты, в которых изучалось бы действие лекарственных средств на здоровый организм для создания собственного гомеопатического лекарствоведения.

 

            В ХVII-XVIII веках началась научная революция, но медицина того времени была в плачевном состоянии, и многие видные врачи требовали перестройки фармакопеи на новых началах. Рецепты, выписываемые врачами, были сложны и необоснованны, эмпирика переплеталась в них с фантастикой. Не было даже намека на какую-либо систему. Поэтому понятен энтузиазм Ганемана, увидевшего возможность создания лекарствоведения, основанного на эксперименте по определенному принципу.

 

            В экспериментах Ганемана основанием для поиска лекарственных средств стал принцип подобия, то есть для лечения той или иной болезни он искал средство, способное вызвать аналогичные явления в здоровом организме. Иными словами, если лекарство вызывало болезненные явления, то оно было потенциальным средством для лечения такой же патологии в больном. Ганеман уловил сходство между симптомами малярии и симптомами, вызываемыми хиной в здоровом организме, он провел многочисленные опыты с другими лекарственными веществами, и предложил новую терапевтическую систему по подобию. Ее лозунгом стало Similia Similibus curantur – подобное лечится подобным.

 

            Есть сведения, что еще врачи древности использовали этот принцип для лечения. Так, при лечении душевнобольных применяли белую чемерицу (Вератрум альбум). Принятая в токсикологической дозе  белая чемерица вызывает психические расстройства. Белая чемерица вошла в число гомеопатических лекарств.

 

            Петербургский врач-гомеопат Л.Е. Бразоль писал, что принцип подобия в медицине возник из опыта и наблюдения, проверен в практике многими врачами и может быть снова проверен в любое время, любым  врачом, если он открыт для восприятия впечатлений, и способен на критическую оценку своих наблюдений.

 

            Впервые о новой терапии и о необходимости экспериментальной проверки лекарственных веществ на здоровых людях Ганеман написал в работе «Опыт нового принципа для нахождения целительных свойств лекарственных веществ с некоторыми взглядами на старые  принципы».  В ней впервые фигурируют слова «гомеопатия» и «принцип подобия». Основные теоретические положения новой медицины Ганеман изложил в фундаментальном труде «Органон врачебного искусства», первое издание которого вышло в 1810 году. (2,8) По прочтении книги  медицинское сообщество  Европы пришло в возмущение.  Им предлагалась  совершенно новая система медицины,  принципиально  противостоявшая традиционной медицине того времени. В новой книге Ганеман изложил законы и принципы своей науки,  собранные опытным путем за 20 лет.  Коротко говоря,  Ганеман утверждал и доказывал, что:

 

1.        Излечение происходит в соответствии с определенными законами, заложенными в природе.

2.        Излечение в обход этих законов невозможно.

3.        Не существует  болезней как таковых, есть лишь больные люди.

4.        Поскольку болезнь есть состояние динамической природы, то и лекарство должно быть таким же.

5.        На каждой стадии болезни пациент нуждается только в одном лекарстве. Если это лекарство не найдено, то он не может быть излечен, но может получить временное облегчение.

 

Благотворное действие гомеопатии было настолько заметно, что новый метод стал быстро завоевывать признание в Европе и в  мире.  Однако при первой публикации книга Ганемана встретила жесточайшее сопротивление со стороны врачей,  по-прежнему назначавших пациентам кровопускание,  слабительное и потогонное. Но Ганеман не был обескуражен: неординарная личность, он был привычен к непониманию.

 

            Ганеман и его последователи проводили испытания с лекарствами на себе и своих близких, составляя подробные записи о появившихся симптомах. Некоторые из них имели даже отравления и различного рода осложнения. Так, доктор К. Геринг пострадал при испытании змеиных ядов, ставших в последствии ценнейшими препаратами гомеопатической фармакопеи.

 

Ортодоксальная медицина (которую гомеопаты называют «аллопатией» от корня allo, означающего «другой») также испытывает лекарства;  но важное различие состоит в том,  что аллопаты испытывают лекарства на животных. Животные не могут рассказать о тонких изменениях настроения, различных типах боли, которые могут описать испытуемые люди.  Кроме того, физиология животных существенно отличается от человеческой. Ганеман ясно понимал ограниченность медицины, основанной на опытах на животных.  Для создания обоснованной терапии, эксперимент должен быть поставлен в тех же условиях, в каких будет действовать лекарство. Для современников Ганемана это было революцией.

 

В начале гомеопатической практики у Ганемана было также много  случаев обострения симптомов болезни. Объяснял он их слишком большой дозой лекарства. Ведь вполне вероятно, что организм больного человека значительно чувствительней к лекарствам, чем организм здорового. Кроме того, имеется разная индивидуальная чувствительность к тому или иному веществу. Так, человек может погибнуть от одного укуса пчелы, и вместе с тем известны случаи излечения от некоторых заболеваний при применении массивных курсов «пчелотерапии».

 

            Перед гомеопатами стояла весьма сложная задача определения гомеопатических лечебных доз, то есть доз, противоположных тем, которые вызвали в организме болезненные явления. Дозы, вызывающие в организме болезненные, но не токсические явления, гомеопаты стали называть большими дозами, а дозы, лечащие эти же явления - малыми. По гомеопатическим понятиям дозу лекарства называют большой или малой в зависимости от направленности ее действия на организм, а не от количества лекарственного вещества. Большие и малые дозы были найдены путем многочисленных экспериментов.

 

            Итак, гомеопатия – это метод лечения по принципу подобия малыми дозами лекарственных веществ. Главное в гомеопатии - принцип подобия, применение же малых доз – обстоятельство, логически вытекающее из основного принципа.

 

            Первые лекарственные препараты были заимствованы из обычной врачебной практики, как и хина. Изменения, которые наблюдали под воздействием различных веществ на организм, тщательно систематизировали и анализировали. Данные, которые экспериментатор считал достоверными, составляли характеристику лекарственного вещества. Эта характеристика носит специальное название – гомеопатический лекарственный патогенез. Лекарственный патогенез нужен врачу при выборе подходящего препарата для лечения  больного. Правильным выбор будет в том случае, если клиническая картина представившегося  заболевания совпадает с данными лекарственного патогенеза.

 

            В ходе исследований заметили, что чувствительность к тому или иному препарату соответствует определенному физическому и психическому складу людей. Так было положено начало понятию лекарственного типа гомеопатии.

 

            Гомеопатический лекарственный патогенез включает:

            1. Описание субъективных и объективных симптомов реакции организма на лекарственное вещество, принятое в большой дозе.

 

            2. Особенности личности, чувствительной к данному лекарственному веществу.

 

            Первые патогенезы были очень громоздки, некоторые из них имели до 2000 симптомов. Постепенно отбирали самые специфические, основные симптомы. Процесс отбора наиболее достоверных симптомов происходит и в настоящее время.

 

            При встречи с больным врач решает вопрос, какой из лекарственных патогенезов имеет более всего сходства с клинической картиной у данного больного с учетом соматических и психических особенностей личности больного. Позже, по мере развития метода, в лекарственный патогенез стали включать данные дополнительных исследований, анамнез жизни больного и семейный анамнез.

 

            Ганеман дал ряд указаний по проведению испытаний лекарственных веществ. Он считал, что при испытании лекарственных веществ надо брать их в возможно меньшем количестве, что испытания надо проводить только на людях и притом - на здоровых. Некоторые гомеопаты проводили испытания и на животных, а не только на людях. Эксперименты на животных проводили не только последующие поколения гомеопатов, но и современники Ганемана. В настоящее время проводят обширные эксперименты на привычных лабораторных животных – мышах, морских свинках, кроликах. Принципиального отрицания эксперимента на животных в гомеопатии нет.

 

            Очень много дискуссий разгоралось по поводу другого указания Ганемана по проведению экспериментов с лекарственными веществами – об испытании лекарств на здоровых людях. Этому  моменту Ганеман и его ученики придавали большое значение. Они считали, что здоровый организм даст более «чистую» реакцию на вводимое вещество, что к этой реакции не будет примешиваться симптоматика какого-либо заболевания, не имеющего отношения к реакции организма на интересующее лекарство.

 

            Однако было замечено, что не все здоровые люди одинаково реагируют на одно и то же вещество в равных дозах. Часть испытуемых вообще не отмечала никаких особенных явлений в себе при принятии лекарственного вещества. Последнее обстоятельство послужило поводом для недоверия и для объявления лекарственных испытаний плодом фантазии. Но «фантазеры» стояли на своем, так как  во многих случаях испытания веществ даже в весьма малых количествах (10-60) давали интересные факты, позволяющие составить характеристику этих веществ с выраженной индивидуальностью: каждое лекарство имело свой спектр, не схожий ни с каким иным. Патогенезы, составленные разными экспериментаторами в разное время, по основным своим характеристикам совпадали. Патогенезы ганемановских препаратов были подтверждены при переиспытании в Американском гомеопатическом институте и в Австрии.

 

            Вернемся к эксперименту Ганемана с хинной корой. Ганеман принимал ее в дозах, применявшихся для лечения перемежающей лихорадки, и получил симптоматику малярии. Был ли Ганеман абсолютно здоровым человеком? Ведь он в свое время перенес малярию, что и позволило ему заметить аналогию между симптомами, производимыми хиной и симптомами самой малярии. Вполне логично предположить, что следы, оставленные в его организме малярией, обусловили  столь четкое проявление известных симптомов, то есть его повышенную чувствительность к этому лекарству. Значит, в момент эксперимента его можно считать не абсолютно здоровым человеком, а практически здоровым.

 

            Да и есть ли в принципе абсолютно здоровые люди? Ведь организм ничего «не забывает», так как любая болезнь или даже патологическая ситуация, которую мы не можем подчас определить как нозологическую единицу, оставляет в человеке те или иные следы. Эти явления могут не носить форму болезни, мешающей жизнедеятельности организма, но тем не менее играть определенную роль в склонности к той или иной патологии, способствовать слабости какой-либо системы.

 

            Свойство хины вызывать лихорадку, по всей видимости, было известно не только Ганеману. Замечательно то, что он, благодаря наблюдательности, умению осмыслить наблюдаемые факты, сумел вывести определенную закономерность и сформулировать принцип подобия, легший в основу новой терапевтической системы.

 

            В начале распространения нового метода многие врачи проводили эксперименты над собой, что настойчиво было рекомендовано и самим Ганеманом, так как он считал, что таковые наблюдения убеждают в их истинности. Речь шла об испытании лекарственных веществ в количествах, не способных произвести токсических действий.

 

            По всей видимости, какая-то особенность, «полом» врожденная или приобретенная, обусловливает повышенную чувствительность у практически здорового человека и обеспечивает проявление симптомов на минимальное количество препарата. Очевидно, что чем дальше доза испытуемого вещества от токсической, тем индивидуальнее симптомы реакции организма на это вещество.

 

            Обозначение дозировки гомеопатических лекарств исходит из способа их приготовления. Гомеопатические лекарства готовят путем разведения или растирания лекарственного вещества (спирт, сахар, вода) с обязательным встряхиванием каждого разведения. Процесс приготовления гомеопатических лекарств Ганеман назвал динамизацией.

 

            Гомеопатическое разведение - это число, показывающее сколько раз производилась манипуляция последовательного разведения в десяти или стократном соотношении лекарственного вещества. Чем больше число, обозначающее разведение, тем меньшее количество лекарственного вещества содержит препарат.

 

Что касается низких гомеопатических разведений, то они не вызывают никаких сомнений в плане возможности их воздействия на биологический объект. Многие лекарства применяют в аллопатии (сулема, мышьяк, атропин) в дозах, соответствующих 2-му  и 3-му десятичным разведениям. Средние гомеопатические разведения, то есть разведения до 30-го сотенного, подвергаются подчас весьма суровой критике из-за своей физической мизерности. Высокие гомеопатические разведения, начиная с 30-го сотенного и выше, можно считать парадоксальными. Их биологическая активность вне всякого сомнения, но физически измерить, уловить находящееся в них лекарственное вещество в настоящее время не представляется возможным. Математический расчет приводит к выводам, что гомеопатические разведения выше 12 с не могут содержать целой молекулы вещества. Таков результат математического расчета, хотя еще А. Эйнштейн предупреждал, что математика, которой мы так доверяем, часто водит ученых за нос.

 

Многолетний практический опыт отвечает положительно - растворы высоких гомеопатических разведений имеют глубокое влияние на живой организм. Достоверные многочисленные объективно доказуемые случаи излечения - лучший тому пример.

 

Другим доказательством действенности высоких  гомеопатических разведений служит явление лекарственного обострения. Лекарственное обострение - это временное усиление болезненных явлений под воздействием лекарства. Могут усугубляться болезненные явления, на которые жаловался больной в настоящий момент, а могут проявляться и такие, которые раньше беспокоили его или находились в латентном состоянии. Но они обязательно должны быть характерны для данного лекарственного препарата, то есть входить в его патогенез.

 

Обострение - важное и интересное явление, оно указывает на то, что лекарство избрано правильно, и является хорошим прогностическим признаком и вместе с тем часто полнее раскрывает патологию случая, дает возможность понять течение и происхождение процесса. Понимание же патологии - залог успешной терапии. Лекарственные обострения могут возникать от любых гомеопатических разведений. Ганеман считал, что высокие гомеопатические разведения дают обострение реже и меньшей интенсивности, что,  собственно говоря, и стало первым стимулом для уменьшения доз лекарств. В последнее время многие гомеопаты полагают, что  вопрос этот решается несколько сложнее, так как для возникновения обострения необходимо, очевидно, не одно, а несколько обстоятельств. Это и чувствительность отдельных субъектов к определенным веществам, и характер патологического процесса, и место манифестации обострения, и фактор времени. Во всяком случае, врачи, пользующиеся высокими разведениями, отмечают обострения от лекарств не реже тех, кто применяет низкие разведения. Обострение может наступать через 10-15 минут после приема лекарства или в течение первых недель приема. В большинстве случаев обострение после первых приемов выражено сильнее последующих.

 

            Принцип подобия служит прекрасным орудием для выбора нужного лекарственного препарата, он точен, логичен, но не отвечает на вопрос, каким же образом осуществляется лечебный эффект, каков механизм действия гомеопатического лекарства. Безусловно, во все времена были попытки объяснения механизма действия малых доз лекарственных веществ, они соответствовали определенному уровню знаний и, естественно, в силу изменения мышления сменяли одна другую. Ганеман полагал, что динамизация (дробление) лекарственного вещества приводит к выявлению в нем особой силы, что динамизированное лекарственное вещество способно произвести в организме малую искусственную болезнь, подобную большой естественной, и изгнать последнюю из организма. Ганемана не интересовало, каким образом происходит сам процесс изгнания, так как он считал подобный процесс непознаваемым. Для него самым важным было то, что излечение во многих случаях действительно наступает, а опыт, практика для него были выше и важнее всего. Многим импонировала мысль, что гомеопатия подобна иммунотерапии.

 

            По представлениям Н.В. Вавиловой - московского врача-гомеопата- гомеопатические лекарства активизируют организменную систему саморегуляции. Московский врач-гомеопат Н.И. Слуцкий создал интерференционную теорию действия гомеопатических лекарств. Он пишет: «Лекарство, примененное по принципу подобия в субминимальной дозе, интерферирует как с микробами, так и с эндогенными патогенными метаболитами и токсинами. Патогенные раздражители не рецептируются, а вытесняются из сферы обмена клеток».

 

            Мы предполагаем, что гомеопатические лекарства воздействуют на информативные системы организма, но каким образом воспринимает организм динамизированную информацию пока не ясно, хотя гипотез механизма действия гомеопатических лекарств последнее время появилось довольно много.

 

            Многие гомеопатические препараты взяты из обычной фармакопеи, но применяются в иных дозировках и с иных теоретических позиций. До начала эры химиопрепаратов, а затем антибиотиков и гормональных препаратов обе школы пользовались большей частью одинаковыми лекарственными веществами, заимствуя их друг у друга. Таковы мышьяк, ртуть, золото, шпанская мушка, чилибуха, мускатный орех, наперстянка, полынь, горицвет и многие другие.

 

            Часть из этих лекарственных веществ до сих пор применяется обеими школами, другие остались только в гомеопатии. Некоторые гомеопатические препараты никогда не были включены в обычную фармакопею и имеют свою, часто небезынтересную историю происхождения.

 

            Вот одна из них: у Ганемана был друг, по профессии художник. Он тяжко заболел и, несмотря на все старания, Ганеман не мог ему помочь. Однажды, находясь в мастерской художника, Ганеман заметил, что тот, работая, часто берет кисть, смоченную краской, в рот. И у него мелькнула мысль, не кроется ли в этом причина непонятной болезни друга. Краска оказалась сепией, художник  был уверен в ее безопасности, однако, снисходя к просьбе приятеля, перестал брать кисть в рот, и болезнь отступила. Ганеман заподозрил в сепии возможный лекарственный препарат и, учитывая то, что краска готовится из чернил каракатицы, испытал сок этого головоногого. Так был создан новый лекарственный  патогенез.

 

            В последнее время разработаны патогенезы некоторых антибиотиков, сульфаниламидных и гормональных препаратов, чему, естественно, способствует выявление в клинике так называемых побочных действий.

 

            По литературным данным, гомеопатическая фармакопея содержит более 2000 средств. В среднем врач-гомеопат владеет 120-150 средствами. Владеть средством - это значит знать его патогенез и уметь применить его на практике. Но возможно ли удержать такое количество патогенезов в памяти? Вполне возможно. Ведь они не парят в уме как отвлеченные картины, а ежедневно связываются, во-первых, с общеврачебными знаниями, а во-вторых, с ежедневным чисто гомеопатическим опытом, постепенно формируя ту замечательную область мышления, которую именуют интуицией, и которая создает впечатление легкости в работе. В последнее время прочно вошли в обиход компьютерные программы и другие технические средства, облегчающие поиск наиболее подобного лекарства.

 

            Работа врача-гомеопата и его профессиональное мышление имеют свои особенности. Они заключаются главным образом в том, что кроме обычного диагноза заболевания, врач-гомеопат обязан поставить еще и лекарственный диагноз, то есть определить, какое из гомеопатических лекарств, применяемых при данного рода патологии, подходит более всего. Каждое лекарство имеет возможность воздействия на каждую ткань, систему или механизм, но в гомеопатии есть возможность индивидуализации назначения.

 

            Только на первый взгляд может показаться странным назначение одного какого-либо препарата при разных страданиях. Так, Кальциум флюоратум с успехом применяется при келоидных рубцах, кривошее, циррозе печени, инфекционном неспецифическом полиартрите, склеродермии. Парадоксальность, однако, в этом только кажущаяся, в названных нозологиях одно большое общее - несостоятельность соединительной ткани.

 

            И в то же время для одних и тех же заболеваний (с точки зрения нозологий) существует целый ряд различных лекарств, из которых и осуществляется  выбор. Так же решается вопрос и в обычной терапии при выборе лекарства из целого ряда применяемых в определенных случаях. Но в гомеопатии этот выбор зависит от патогенеза лекарства и должен быть строго индивидуализирован.

 

            Гомеопатические лекарственные патогенезы дают доступные ориентиры для выбора наиболее подходящего средства. Эти ориентиры относятся не только к явлениям, зависящим от локального поражения, но и ко всей личности больного. Гомеопатическое лекарство обязательно должно быть прописано по принципу подобия. Попытки прописывать гомеопатические лекарства по диагнозу заболевания в большинстве случаев заканчивались неудачей. Только принцип подобия делает лекарственное вещество гомеопатическим лекарством.

 

            Многие лекарственные патогенезы составлены в прошлом веке, поэтому в них отсутствуют новые клинические и лабораторные данные, к которым привык современный врач. Однако постепенно они пополняются этими данными, что,  возможно, сделает лекарственные патогенезы более надежными.

 

            Для врача-гомеопата желателен полный диагноз, диагноз в виде короткого эпикриза, диагноз больного (патогенетический), в котором кроме локального диагноза были бы отражены особенности личности больного, анамнеза его жизни и семейного анамнеза.

 

            И вместе с тем бывают случаи, когда возможна удачная пропись гомеопатического лекарства до постановки локального диагноза. Это бывает и в легких случаях, которые Селье называет “просто болезнь”, когда человек явно недомогает, но обьединить симптомы нездоровья в стройную картину какой-то нозологической единицы не представляется возможным ив тяжелых случаях, требующих срочной помощи, а цель для снарядов “тяжелой артиллерии” еще не видна.

 

            Любопытно, что Ганеман дал рекомендации по лечению холеры, пользуясь описанием этого заболевания, еще не дошедшего до Европы. И во время холерной эпидемии, по свидетельствам многих современников, гомеопатическое лечение давало наиболее высокий процент выздоровлений.  Вспыхнувшую в 1990-1991 гг. эпидемию холеры в Южной Америке также успешно лечили гомеопатически.

 

            Таким образом, гомеопатия - это антропотерапия, характеризующаяся следующими качествами:

высокой эффективностью; безопасностью (отсутствие побочных явлений, аллергических реакций), глубокой индивидуализацией назначений; рассмотрением патологии на уровне целостного организма.

 

            Часто говорят о сложности применения гомеопатических лекарств. Это справедливо только отчасти, потому что всякая терапия, чуждая шаблона, сложна. А шаблона в гомеопатии быть не может.

            “Ни знание предмета твоего исследования

              и мощь твоих инструментов,

              ни обширность твоих знаний

              и точность твоих планов

              никогда не смогут заменить

              оригинальности твоей мысли

              и зоркости твоего наблюдения.”

Надпись над входом в институт экспериментальной хирургии и медицины в Монреале, где работал Г. Селье.

 

2. Болезнь как объективная закономерность и ее необходимая связь со здоровьем.

            Эдвард Уитмент, доктор медицины, экс-президент Учебного центра К.Г.Юнга  в Нью-Йорке     считает,  что эпистемологический  механизм действия гомеопатии ошеломляет настолько, что мало кто готов легко воспринять  смысл этого метода. Он является  вызовом некоторым из наших самых принципиальных посткартезианских представлений о природе биологического и психологического и их взаимодействии.

 

            Представление о «здоровом теле», поддерживаемое биологией и медициной, все еще рассматривает организм в значительной мере как физикохимическую машину, реагирующую на опасности внешней среды, угрожающие ее функционированию, и успешно адаптирующуюся к ним. Когда эта  машина частично или полностью не выдерживает внешнего воздействия или выходит из строя по возрасту, то, предполагается, что за этим следует болезнь.

 

            Однако, экспериментальные и клинические данные гомеопатии ясно  свидетельствуют о том, что то, что мы называем здоровьем и болезнью, взаимно включает друг друга.  Это - две стороны одной и той же целостности, сменяющие друг друга, две стороны одной монеты: индивидуальный конституциональный тип, или архетипическая модель.  Одни и те же динамические поля, присущие  различным веществам,  вызывают и болезнь, и здоровье.

 

            Более того, сами эти  поля изначально присущи как нашему организму, так и  организму всей планеты. Динамика каждого вещества, будь то минерал, растение, животное  или человеческое тело, равно как и вселенная, в которой мы обитаем,  способна порождать не только подобные себе модели болезни (как бы в «подтверждение» их присутствия), но и подобные – те же самые,  аналогичные, - модели выздоровления, если применять лекарственные (терапевтические) дозы соответствующего вещества.   Возможность заболевания «встроена» в физическое  существование человека. Болезнь- это один из аспектов жизни,  это - аспект конституциональной наследственности определенной личности.  То же самое можно сказать и о выздоровлении.  Оба процесса являются  элементами «principium individuationis», т.е. стремления к индивидуализации; и все это выражается в совершенно особых психосоматических терминах.

 

            Психологическое  состояние прежде всего и в основном рассматривается  через психологию и психоанализ.  Описание этого состояния троится почти исключительно в терминах, характеризующих состояние и воздействие окружающей среды, среди которых на первом месте стоит неадекватная или деструктивная наследственность. Однако,  дело еще и в том,  что специфические конституциональные состояния  (которые также являются потенциальными моделями болезни),  включая психологические свойства,  являются  врожденными,  а  следовательно,  наперед заданными (например,  когда назначенное  новорожденному  младенцу конституциональное лекарство бывает эффективным).  Это  свидетельствует о том факте, что психологические модели реагирования, по крайней мере, до определенной степени,   врожденно присущи человеку и  являются  частью его общей конституции,  несмотря на то,  что они могут при  определенных  условиях возникать и под воздействием изменений окружающей среды.

 

            Это означает, что структура личности ребенка зависит не только от родителей и окружающей среды, но также (избирательно) и  от его собственных, индивидуальных  способов откликаться на «подобное» - будь то соответствующие наследственные обстоятельства или внешние воздействия.  Своим особым путем эта личность может как бы  сгущать вокруг себя или порождать факторы внешней среды,  которые  не  могут быть вызваны личностью ребенка другого типа.   Ребенок  Natrium muriaticum  или Lycopodium  может стоически   отойти  в сторону или даже разорвать отношения там,  где ребенок Sulphur  проявит активность сверх меры,  а Hepar  или  Arsenic -  соответственно ярость или беспокойство.  Следует,   конечно,  учитывать  и то обстоятельство,  что  окружающая среда, порождающая  беспокойство или ярость,  также может формировать соответствующие конституциональные состояния  Arsenic  или Hepar.   Соматические показания для назначения  определенного средства должны всегда вызывать у опытного врача вопрос: нет ли здесь скрытого присутствия специфических психологических предрасположенностей,  пусть еще дремлющих и нераспознанных?

 

            Нет необходимости доказывать значение такого психосоматического, конституционального подхода для образования и психотерапии.  Он может помочь нам выявить пристрастия и ограничения,  другими способами пока не распознаваемые.  В  сочетании с образовательными  и психотерапевтическими мерами такой подход может также помочь избежать побочных эффектов, благодаря  гомеопатическому  лечению, не  вызывающему подобного побочного действия,  в противоположность психотропным препаратам.

 

             И,  наконец,  если определенные психосоматические черты и  их обострения для каждого индивидуума предопределены и «заданы» как часть его конституциональной структуры,  то человек может быть  излечен только в определенных «пределах». Этими «пределами» и будет структура его индивидуальности.  Не может  существовать  некоего среднего «стандарта» здоровья или определения здоровья,  которое подходило бы каждому.   «Норма» одного человека может оказаться  «патологией» для другого.  Здоровье и болезнь - не более чем относительные понятия,  характеризующие хорошую адаптацию,  или выживание.  

 

            При перечислении психических (или эмоциональных) симптомов,  как важного критерия  для выбора соответствующего  лекарства,  гомеопатия в прошлом подразумевала именно вышеупомянутые  соображения.

 

            Гомеопатия  перекидывает мост над картезианской пропастью между телом и психикой.  В прошлом врач, ориентированный на  лечение физического тела, как правило, умалчивал  о психологических причинах болезни и о тонких связях в ее генезисе.  С другой стороны,   психологу не хватало адекватных и специальных данных для связи биологических факторов с динамикой психики.  Вне зависимости от того,  собирается врач оказывать соматическую или психологическую помощь, всегда следует учитывать ведущие соматические симптомы.

 

            Кэтрин Култер, врач-гомеопат, автор книги  «Портреты гомеопатических лекарств считает, что  представление  о самоизлечивающих возможностях организма имеет для гомеопатической терапии первостепенное значение,  поскольку определяет  специфическое  понимание того,  что представляет собой симптом. Независимо от того,  как мы к нему относимся,  симптом остается видимым проявлением реакции организма.  И  поскольку эта  реакция всегда направлена на излечение, т. е.  на  гармонизацию и уравновешивание функций организма,  симптомы и  являются  признаками процесса излечения.   Состояния,   известные под названием «болезни»,  фактически являются различными способами, с помощью которых организм стремится восстановить здоровье.  Симптомы указывают врачу путь, который организм, тело, выбирает для борьбы с определенным  стрессом.  Следовательно,  симптомы являются  самыми лучшими указателями и для выбора лечения.  Первейшей и важнейшей задачей врача является стимулирование собственных защитных механизмов организма, и  именно целебное лекарство поддерживает присущие организму,  но временами недостаточно развитые или находящиеся в зачаточном состоянии механизмы  выздоровления.  Гомеопатическая  медицина помогает врачу систематически поддерживать эти самовосстанавливающие усилия организма.

 

            Педиатры и  семейные врачи постоянно обнаруживают, что назначение конституционального лекарства,  даже если пациент находится в добром здравии, помогает предупредить острые или хронические  заболевания в будущем.  Особенно психотерапевты и психологи,  которые  занимаются клиническими и аналитическими исследованиями поведения человека, найдут, что  гомеопатические средства вызывают глубокие внутренние изменения  у пациента,  подверженного страхам, неврозам,  беспокойству, и моральной  неразберихе,  или страдающего  от маний, депрессий, импульсов  к  самоубийству,  и даже у пациента,  находящегося  в  «пограничном» состоянии.  Пациент может начать избавляться от переживаний скорее, то есть,  в течение дней и недель,  а не месяцев и лет.

 

 

3. Эволюция учений о болезнях: от гуморальной патологии до клеточной.

 

На протяжении тысячелетий медики ищут причины и, соответственно, объяснения причин заболеваний. Если на самом раннем этапе истории человечества эти причины виделись в отношениях с богами и  духами, то уже египетские и вавилонские врачи открыли подход к гуморальной патологии; этот подход был систематизирован Гиппократом и его учениками в 4-5-м веках до рождества Христова. Согласно этим авторам, причиной всех заболеваний является нарушение  в соотношениях телесных соков, а именно крови, слизи, желтой и черной желчи. Их правильное соотношение означало, согласно этому учению, здоровье или эукразию, а неравновесие, напротив, болезнь или дискразию. Вплоть до середины 19-го века учение о гуморальной патологии являлось в странах Запада основополагающим учением о диагностике, дошедшее до нашего времени как учение Галена. Четыре «жизненных сока» рассматривались как аналог четырех элементов: воды, земли, воздуха и огня.

 

            После того, как с 18-го века начало возрастать значение сомапатологии и тканевой патологии, гуморальная патология отошла на задний план. И только с развитием серологических и эндокринологических исследований, в особенности гомотоксикологии Рекевега, вновь появился интерес к гуморальным процессам в патологии.

 

            В итальянской медицине 17-го века гуморальную патологию сменила патология «твердой субстанции»  Джорджо Багливи. Это учение базировалось на древнегреческом учении о патологии «твердой субстанции», согласно которому не только жидкие, но и твердые составные части организма должны рассматриваться в качестве витальных элементов. Их состояние определяет состояние здоровья или болезни. Багливи уделял внимание «жизненным сокам» только как вторичным субстанциям, и, тем не менее, он рассматривал организм как законченное физическое единство. Согласно этому учению здоровье есть равновесие между колеблющимися волокнами и циркулирующими соками.

 

            В 1858 г. Рудольф Вирхоев выдвинул новое учение о болезнях. Оно основывалось на начавшихся еще с 17-го века наблюдениях над растительной и животной клеткой, и являлось собственно учением о клетке, а организм согласно этому учению представляет собой «государство клеток», то есть социальную структуру с многочисленными взаимосвязями и взаимодействиями отдельных клеток. Это учение представляет собой отправной пункт современной патологической гистологии и научной патологии, прежде всего благодаря систематическому использованию микроскопических исследований.

 

            Причины всех болезней изыскиваются, согласно учению о клеточной патологи, в клеточных нарушениях или в физико-химических изменениях отдельных клеток. Клеточная патология весьма плодотворно повлияла на научную медицину, начиная со второй половины прошлого века и по настоящее время. И все же клеточная модель не могла объяснить всех причин болезней.

 

            Существенным недостатком микроскопического метода, обуславливающим, соответственно, недостаток и клеточной патологии, является статическое наблюдение картины болезни.

 

            В 1946 г. Х. Шаде и П. Буссе-Гравиц выдвинули теорию молекулярной патологии. Они исходили при этом из теории патогенеза, и прежде всего патогенеза воспалительных процессов, уделяя особое внимание физико-химическим параметрам и процессам в тканях. Молекулярная патология была дополнена молекулярной фармакологией- учением о действии вещества на макромолекулярном уровне, в частности, изучением субклеточных механизмов реакций, которое собственно стало возможным благодаря физико-химическим, молекулярно-биологическим методам и электронной микроскопии.

 

4. Терапевтические концепции, представленные холистическим и пребиотическим подходами к медицине.

            Под терапией понимаются любые  медицинские меры, относящиеся к  лечению, предотвращению или облегчению болезни. В то время как специфическая терапия нацелена на болезнь, неспецифическая терапия использует общие лечебные меры. Каузальная (причинная) терапия направлена против причин болезни, таких как патогены, используя, к примеру, антибиотики. Симптоматическая терапия, в частности, паллиативная, смягчающая терапия, фокусируется на специфических симптомах, таких как боль.

 

            Основанная на очень специфических патофизиологических идеях концепция антибиотического лечения была разработана в 1889 г. Вьюллеином. «Антибиозис» означает подавление; впервые он был проверен на микроорганизмах. Его можно сопоставить с паразитизмом и симбиозом. Общеизвестно, что человеческое тело имеет ряд симбионтов как на коже, так и в желудочно-кишечном тракте. После открытия Флемингом пенициллина в 1929г. и введением его в терапию Флореем и Чейном в 1940г. терапевты смогли убивать патогенные  микроорганизмы более или менее специфическим образом (бактерицидное действие), а также задерживать их рост (бактериостатическое действие). Последовательное  использование антибиотиков в первые десятилетия после их открытия привело к развитию сопротивления, которое уменьшило эффективность терапии. Должно было происходить постоянное повышение дозировки или назначение других антибиотиков. В то время был отмечен ряд побочных эффектов. Приближение к фармакотерапии, использующей химические вещества, основанное на более точных патофизиологических моделях болезни, было подробнее определено Сэмюэлем Ганеманом в развитие идеи Галена о так называемом «аллопатическом» подходе к традиционной медицине. По мнению Ганемана, это означало лечение с помощью средств, которые должны вызвать противоположные симптомы как раз в направлении возвращения пациента к здоровью.

 

            На основе этих наблюдений в 1810 г. появилось то, что Сэмюэль Ганнеман назвал «гомеопатия», техника, используемая ныне во всем мире.

 

Концепция гомеопатии Ганеманна уже составляла ядро пребиотической медицинской терапии. Пребиотическая терапия представляет собой лечение, стимулирующее и поддерживающее естественные и жизненно необходимые ритмы организма и не оказывающее действия на органические механизмы путем уничтожения инородных организмов (как антибиотики) или нейтрализации отдельных клеточных комплексов (цитостатическая терапия).

            Холестический и пребиотический терапевтический подходы требуют обширного лечения патологического состояния при помощи совокупности постепенно применяемых мер.

 

Холистическая медицина-целостная концепция лечения, использующая перечисленные методы, составляющие «кибернетическую сеть»:

1.Самопомощь. Мотивация.

2.Полноценное питание. Диета.

3.Физиотерапия.

4.Акупунктура. Невральная терапия.

5.Гомеопатия.

6.Гомотоксикология.

7.Замещающая фармакотрапия.

8.Аллопатия.

9.Корективная хирургия.   (6)

 

 

1.      Современная гомеопатия: гомотоксикология по Реккевегу.

5.1.  Формирование  онцепции гомотоксикологии.

          Гомотоксикология, одно из альтернативных направлений медицинской науки, представляет собой синтез современных достижений медицины и гомеопатического подхода к лечению больных. Этот метод логически и практически продолжил и развил принципы холистической медицины, предусматривающей комплексный подход к лечению человека как единой биологической системы.

 

          На фоне противоречащих друг другу медико-терапевтических концепций гуморальной патологии, патологии твердого тела, клеточной патологии, молекулярной патологии вплоть до современной кибернетики, немецкий врач Ханс-Хайнрих Реккевег, основываясь на концепции гомеопатии, сформулировал в 1955г. концепцию гомотоксикологии. Он рассматривает болезни всех видов и в каждой фаза как биологически целесообразные процессы.

 

          Логическими следствиями этой концепции являются правильный с точки зрения биологии образ жизни, необходимость избегать возможные нарушения , возникающие при применении общетерапевтических методов; в особенности это касается генетических нарушений, которые встречаются в настоящее время у широких кругов населения, использующих химиотерапию.

 

          Основным положением, сформулированным Реккевегом, является положение гомотоксикологии о том, что болезнь есть проявление защитных сил организма, управляемых иммунной системой, против эндогенных и экзогенных гомотоксинов. Болезни - это попытка организма скомпенсировать ущерб, возникший вследствие воздействия яда (токсина).

 

          Одним из способов дезинтоксикации организма, эффективным и практикуемым врачами уже в течение многих лет, явилось связывание  гомотоксинов в нетоксичные образование (гомотоксоны) с помощью комплексных антигомотоксических препаратов. Антигомотоксические препараты получили название комплексных в силу того, что в их состав входит целый ряд гомеопатических средств, сочетанное действие которых позволяет обеспечить их обширный обезвреживающий эффект.

 

          Не менее важным наряду с дезинтоксикацией представляется и другой аспект гомотоксикологии: согласно определению заболевания, его терапия не должна подавлять симптомы, напротив, лечение должно быть направлено на активацию защитных сил организма.

 

          С учетом этих трех важнейших аспектов: регуляторного воздействия на открытую биологическую систему; связывания и выведения токсичных для организма веществ и, наконец, стимуляции его защитных сил, был создан целый спектр лекарственных средств - комплексных биологических антигомотоксических препаратов производства фирмы «Хеель» («Биологише Хайльмиттель Хеель ГмбХ», Германия, Баден-Баден).

 

          Антигомотоксические препараты изготовляют из натуральных природных компонентов: экстрактов из растений, вытяжек из органов животных, стерилизованных культур микроорганизмов, минеральных веществ, микроэлементов, катализаторов и т.п. Все эти компоненты обрабатывают согласно принципам гомеопатической технологии потенцирования, т.е. последовательного разведения и динамизации компонентов. Таким образом, в антигомотоксических препаратах, как и гомеопатических, биологически активным началом служат не концентрированные вещества, а их микродозы. Поступающие в организм микродозы не вызывают перегрузки организма, а наоборот, стимулируют его системы и подключают дополнительные защитные механизмы.

 

          Антигомотоксические  препараты объединяют в себе лучшие принципы, представляемые как гомеопатией, так и аллопатической медициной. С  аллопатией гомотоксикологию объединяет состав применяемых антигомотоксических средств, в которые входят не один, а несколько компонентов. При этом концепция состава биологических препаратов, в отличие от аллопатических лекарственных средств, связана не с симптоматикой заболевания, а с регуляторным, дезинтоксикационным воздействием, стимулирующим защитные силы организма.

 

5.2.Терапия антигомотоксическими препаратами "Хеель».

          Существует ряд особенностей гомотоксикологии как направления терапии, позволяющих, в частности, отметить сходства и отличия этого  метода лечения с гомеопатическим и аллопатическим методами. При том что в состав комплексных антигомотоксических препаратов входят гомеопатические компоненты, терапевтический подход гомотоксикологии аналогичен аллопатии- диагностика и назначение комплексных биологических препаратов осуществляется не на основе ментальной и соматической симптоматикии принципа подобия, как в гомеопатии, а на основе анатомо-клинического диагноза. Комплексный состав антигомотоксических препаратов позволяет назначать их по показаниям к применению, а значит, делает их доступными врачам, не имеющим специализированной гомеопатической подготовки.

 

          Одной из принципиальных особенностей гомотоксикологии является комплексный подход к развитию и течению заболевания. Согласно теории гомотоксикологии доктора Реккевега, все заболевания можно разместить в так называемой таблице шести фаз, в которой патологические процессы привязаны к определенным тканям организма.

 

5.3.  Основные понятия в гомотоксикологии.

          Понятие «абсолютного здоровья» в гомотоксикологии связывают с таким состоянием организма, при котором в нем полностью отсутствуют какие-либо гомотоксины (например вирусы, бактерии, другие токсичные вещества и факторы экзо- или эндогенного происхождения). При этом различные нарушения в состоянии здоровья гомотоксикологи рассматривают с позиции их морфо-функциональной характеристики, выделяя гуморальные и клеточные фазы развития патологического процесса. Это - первая и важнейшая ступень в определении состояния пациента в соответствии с принятыми в гомотоксикологии принципами.

 

          В качестве основного «инструмента» в руках врача-гомотоксиколога, позволяющего ему правильно определить индивидуальную ситуацию и разработать  в соответствии  с ней стратегию и тактику биологической терапии,  выступает Таблица гомотоксикозов или Таблица 6 (шести) фаз.

 

          При гуморальных фазах развития патологического процесса организм все еще сохраняет способность к саморегуляции, тогда как при клеточных фазах она уже невозможна вследствие нарушения внутриклеточных структур и интрацеллюлярного обмена веществ. По существу, данным положением гомотоксикологии определяется принципиальная разница в трактовке острых и хронических заболеваний.

 

          Разделяет эти фазы биологический барьер, который позволяет рассмотреть  и более глубоко оценить роль клеточной мембраны - в качестве биологической границы фаз патологического процесса.

 

          Тканевая локализация отражена в таблице 6 фаз основными уровнями (эктдермальный, эндодермальный, мезенхимальный и мезодермиальный уровни) и их подуровнями (эпидермальным, ородермальным и пр.), дана в ней и рассмотренная нами выше классификация по гуморальным фазам (фазы экскреции и воспаления), фазам матрикса (депонирования и импрегнации) и клеточным фазам (фазы дегенерации и дедифференциации).

 

          Таблица шести фаз показывает хронологическое течение различных симптомов одного заболевания в рамках основной регуляции.   

 

         Гуморальные фазы

                  При этих фазах внутриклеточные фазы не повреждены. Защитная система интактна и может выводить гомотоксины различными путями.

 

                  Фаза экскреции объединяет проявления усиленного физиологического механизма выведения.

 

                  Фаза воспаления. Заболевания этой фазы характеризуются экссудативны воспалительным процессом, ускоряющим выведение гомотоксинов.

 

                  Фазы матрикса

                  В этих фазах гомотоксины депонируются сначала в решетчатой системе экстрацеллюлярного матрикса. При дальнейшем развитии патологии изменяются как структурные компоненты матрикса, так и их функции. При продолжающемся заболевании поражаются внутриклеточные структуры.

 

                  Фаза депонирования. В этой фазе экскреторные механизмы организма перегружены, а гомотоксины депонируются в матриксе. Эта фаза часто протекает бессимптомно.

 

                  Фаза импрегнации: В этой фазе расположены заболевания, характеризуемые тем, что гомотоксины проникают в соединительную ткань и матрикс и изменяют их функции. Эта фаза характеризуется нарастающей тяжелой симптоматикой, проявляющейся в поражении клеток органов.

 

                  Клеточные фазы

                  В клеточных фазах заболевания отмечается рост поражения клеточных систем. Защитные системы организма уже не в состоянии самостоятельно вывести токсины из клетки и матрикса. Для этих фаз типична так называемая ригидность регуляции (регуляционный ступор).

 

                  Фаза дегенерации. В этой фазе находятся заболевания, при которых отмечаются поражения больших клеточных комплексов какого-либо органа.

 

                  Фаза дедифференциации. Заболевания этой фазы характеризуются возникновением неспециализированных клеточных форм. В конце этой фазы находятся злокачественные заболевания.

 

                  Биологический барьер

                  Это воображаемая пограничная линия, проходящая между фазами депонирования и импрегнации. Она разграничивает депонирование в матриксе от импрегнации токсичных веществ в его структурные компоненты. В то время как в фазе депонирования все еще возможно простое выведение гомотоксинов, в фазе импрегнации наблюдаются нарастающие структурные и функциональные нарушения. Поэтому спонтанное выведение гомотоксинов самим организмом затруднено.

 

Практически это означает, что заболевание в соответствии с параметрами таблицы может быть определено в динамике собственного развития и в динамике терапии. Пояснить это можно с помощью принятого в гомотоксикологии понятия «викариация».

 

5.4. Викариация.

          Ключевым для понимания заболевания является феномен викариации, т.е. смещения заболевания из одной фазы или ткани в другую. Классическим примером викариации могут служить экземы, которые после аллопатической терапии часто приводят к возникновению бронхиальной астмы, или тонзиллярная ангина, часто обусловливающая появление полиартрита или миокардита. Цель терапии, согласно гомотоксикологии - это стимуляция защитных сил и смещение заболевания в физиологическую фазу экскреции, при которой  токсины через естественные отверстия выводятся из организма. При этом до минимума сокращается риск побочных эффектов или какого-либо неблагоприятного действия лекарства на другие органы и системы.

 

          Таким образом, понятие «викариация» имеет не только биологический, непосредственно связанный с динамикой заболевания смысл, но и предполагает облегчение понимания для врача и пациента того, в каком именно из «обратных» направлений может развиться заболевание при терапии антигомотоксическими препаратами и назначить биологические средства, облегчающие «возвратную» симптоматику. Под прогрессивной викариацией понимают процесс, при котором наблюдается ухудшение общей симптоматики заболевания, а под  регрессивной - обратный процесс, при котором отмечается улучшение общей симптоматики заболевания.

 

6.        Современная гомеопатия: признание официальной наукой.

Гомеопатия, несмотря на исторические свои истоки, как никакая другая область фармакотерапии, на протяжении длительного времени игнорировалась классической медициной,  что в значительной степени затрудняло внедрение гомеопатических средств в государственную систему здравоохранения. Камнем преткновения всегда являлся  альтернативный способ изготовления данных средств и не до конца изученный механизм действия в организме больного. Эти факторы как раз и определяли  приоритет аллопатических препаратов, как  более изученных и быстро- и сильнодействующих фармакологических средств, порой даже пренебрегая возможностью каккого-либо побочного действия в процессе такой терапии.

 

В последнее время  гомеопатия, и в особенности ее комплексное направление –гомотоксикология, получили  широкое  распространение в медицинской практике: современные технологии приготовления антигомотоксических препаратов и достигнутые  высокие  результаты терапии не вызывают у большинства врачей сомнений в целесообразности  назначений средств данного класса. 1996 и 1997 годы  и вовсе ознаменовались  беспрецендентным фактом, а  именно включением врачами-новаторами гомеопатических  препаратов в программы своих  диссертационных работ.

 

7.        Механизм действия гомеопатических лекарств.

Изучение фундаментальных основ гомеопатии основывается на общепризнанных для других естественнонаучных дисциплин методиках.  Возможно,  будут разработаны специфические методы для оценки особых характеристик гомеопатических лекарственных средств.

 

     Исследования показывают, что даже крайне малые количества вещества способны  воздействовать на определенные ферменты.  При этом подобное действие не имеет линейного характера и крайне специфично.  

 

     Фундаментальные исследования в области гомеопатии используют общепризнанные для других естественнонаучных дисциплин методы для того,  чтобы определить наличие действия малых и мельчайших количеств вещества,  а также чтобы сравнить действие простых разведений вещества и их соответствующих гомеопатических потенций.

 

     Исследования самих гомеопатических веществ заключаются в выявлении их характерных особенностей,  определяющих то или иное действие вещества,  а также в сравнении  этих особенностей у  гомеопатических потенций и  у обычных  растворов.

 

     При изучении действия гомеопатических веществ используются биохимические  методы, позволяющие выяснить,   есть ли действие, в чем и как оно проявляется.  Изучение «особых» характеристик гомеопатических веществ-  это сфера физики,  позволяющей дать ответ на вопрос «Почему?».

 

     В том случае,  если существующих физических и биохимических методов оказывается  недостаточно,   возникает потребность в новых методиках исследований.   При этом необходимо привлекать методики  из различных сфер науки:  отсутствие опыта  применения того или иного метода  исследования не может  служить причиной для его априорного исключения из арсенала исследователя. Основанием для использования любого метода является возможность расширения границ наших знаний о гомеопатии.

 

     Наиболее  наглядным  примером «белых пятен»,  отсутствия знаний в области гомеопатии могут  служить  до сих пор не исследованные характеристики и качества  высоких потенций гомеопатических  веществ.  При этом сам факт отсутствия в растворе молекул исходного вещества не должен стать причиной отказа от работ в этом направлении.

 

     В работе  Гюнтера Хариша и  Йоахима Диттманна использовались следующие биохимические методы  исследования действия гомеопатии: исследования на интактном организме, исследования на клеточных культурах и  на бесклеточных системах.

 

     Исследования на  интактных организмах крыс  показали, что даже мельчайшие  количества вещества могут оказывать действие на отдельные ферменты в различных подклеточных областях клеток печени.

 

      На основании  опытов на бесклеточных системах,  показавших действие  активных веществ (потенцированных или разведенных обычным способом),  можно предположить воздействие на трехмерную белковую молекулу ферментов.  При этом действие может быть таким же,  как и действие известных в биохимии аллостерических эффекторов (наиболее известный-цАМФ). Но эта модель нуждается в дальнейших исследованиях.

 

     При использовании так называемых гомеопатических аккордов (сочетаний  нескольких потенций)  отмечается сходное  действие на бесклеточные системы. Можно предположить, что содержащиеся в этих препаратах  отдельные потенции действуют на различные  участки белковой молекулы ферментов,  вызывая тем самым общий терапевтический эффект.

 

     При анализе взаимодействия потенцированных веществ нужно учитывать не только влияние на белковые молекулы. Возможно  также действие  этих веществ на ДНК (в качестве наиболее вероятной мишени можно рассматривать гистоновые молекулы). И в этой области необходимы дальнейшие  научные  исследования.

 

     Гомеопатические потенции активных веществ или особые характеристики высоких потенций  представляют  собой способ передать организму некоторую информацию.  Целью для этой  информации служит  определенная биомолекула,  у которой в результате изменяются  отдельные характеристики,  активность или количественные  параметры.

 

     Правильная и адекватная  оценка сверхмалых доз биологически активных веществ в той форме, в которой эти дозировки применяются  в гомеопатии,  связана с необходимостью учета данных современных исследований,   проводимых как в области  изучения  предмета,  обозначаемого термином «гормезис», так и терминами «сверхвысокие разведения и сверхмалые дозы».

 

     Понятие «гормезис» (от греческого hormao-возбуждать, толкать) было впервые  предложено в  40-е годы  нашего столетия  при наблюдении эффекта стимуляции роста различных патогенных для  растений грибов при использовании малых доз токсичного экстракта коры Thuja plicata.

 

     Основное положение концепции может быть выражено следующим образом: «Любой фактор физической,  химической или биологической природы может выступить в роли стимулятора в том случае,  если он будет использован в дозе,  значительно меньшей,  чем токсичная.  Акцепторный организм ответит с тем большей легкостью, если он  находится в субоптимуме  условий питания или природных условий. « Автором  было описано значительное число экспериментов,  в которых  использование минимальных доз ионизирующего излучения,   отрицательно заряженных  частиц,   различных  токсичных компонентов питательных  продуктов,  антибиотиков  или инсектицидов приводило к  стимуляции роста,  увеличению процента выживаемости,  снижению случаев  опухолеобразования,  снижению  процента  поражения инфекциями и позитивному изменению других  параметров жизнедеятельности различных видов живых  существ.  Им было проведено большое количество собственных исследований,  призванных подтвердить правильность его концепции. Neafsey   в ходе анализа выделяет четыре  основных особенности гормезиса:

 

·         Стимуляция малыми дозами токсичных веществ.

 

·         Обратимость стимуляции,  что означает: эффект гормезиса исчезает при  наличии определенной степени латентности по  окончании поступления вещества,   вызывающего этот эффект.

 

·         Стимуляция наблюдается при применении химически неродственных веществ.

 

·         Передача осуществляется с помощью механизма,   выработанного эволюцией.

 

Stebbing  опубликовал обзор, в котором им были рассмотрены более 80 работ,  подтверждавших стимулирующий эффект малых доз токсичных  веществ на параметры роста (увеличение размеров и веса клеток); в обзоре отмечалось,  что исследованные  вещества и организмы относились к  различным химическим и таксономическим порядкам.

 

Neafsey  и его коллеги,  а также Boxenbaum   в сотрудничестве с коллективом  ученых в период с 1988 по 1990 год предложили  вниманию научной общественности четыре подробных обзорных  работы,  посвященных  анализу  20 долговременных исследований,  в которых был установлен эффект увеличения продолжительности жизни вследствие применения малых доз токсичных веществ. 

 

Многочисленные работы таких авторов,  опубликованные в 60-е и 70-е годы,  были посвящены  прежде всего стимуляции выведения тяжелых металлов с помощью тех же тяжелых металлов,  но в  очень низкой концентрации. По поводу  применения  тяжелых  металлов в очень низких концентрациях  была выдвинута гипотеза,   согласно которой эти минимальные дозы не наносят ущерба биологической системе,  а могут «информировать» ее о  свойствах токсичного фактора и  таким образом «направить в соответствующее русло» необходимые защитные  меры организма.    Данная гипотеза была охарактеризована Bastide  и Lagache  в качестве  «парадигмы  предвещения, указания».

 

Как раз на сочетании исчезнувшего токсического эффекта при наличии защитного или терапевтического  воздействия на живой  организм основано действие  гомеопатических лекарственных препаратов в различных разведениях.  Защитное  действие  разведенных токсинов,  не сопровождающееся токсическими эффектами,  является реальностью.

 

В процессе приготовления  гомеопатического лекарства  исходное  вещество разбавляется настолько,  что говорить о его химическом влиянии абсурдно.  Предполагается, что исходное вещество записывает на среде разведения (потенцирования) структуру (информацию), которая сохраняется длительное время.

 

Существующие теории пытаются объяснить запоминание информации структурными свойствами воды. В данной статье авторы объясняют передачу информации не особенностями растворителя,  а особенностями исходного вещества.

 

 При  потенцировании свойства  исходного вещества должны переходить на среду потенцирования. Поскольку при потенции > D23 искомое свойство  должно обходиться без исходного вещества, то напрашивается  вывод, что  речь идет  о пердаче  структурных свойств.  Применение  ядерно-магнитного резонанса позволяет увидеть тонкий рисунок молекулярной структуры вещества. В совокупности  со  структурой  электронной оболочки речь идет о электро-магнитном структурном отображении (EMSA)  исходного вещества.  Если ядерно-магнитный резонанс возбуждается  встряхиванием в магнитном поле, то магнитные поля могут формировать вокруг молекулы исходного вещества свое молекулярное окружение в потенцирующей среде и отпечатывать на ней структурное отображение исходного вещества.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

            Наступает  время более широкого признания  гомеопатических принципов.   Это лечение растительными, животными и минеральными веществами в очень незначительных количествах, основным принципом которого является подход к человеку как к единому целому.  Это лечение  укрепляет собственные защитные и восстанавливающие силы организма,  что особенно актуально в наше время, когда ортодоксальная медицина прописывает все более сильнодействующие химические  препараты во все возрастающих дозах.  Те  практикующие врачи, которые хотят сохранить «…чудную, гармоничную в отношении как ощущений,  так и отправлений жизнедеятельность, таким образом, что наш вечный, наделенный рассудком, дух может свободно распоряжаться этим живым,  здоровым инструментом для высших целей нашего существования» (Ганеман, Органон врачебного искусства», &9), - эти врачи найдут в гомеопатических лекарствах надежных помощников.
 
« Пред.   След. »

Новости

Статистика



Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Реклама